Моя рыжая жена

Это происходило в магазинчике Штурм, том, что на Октябрьском поле. Жестяная джезва, на простенькой плитке с раскалённой красной спиралью. Кофе поднимался, мимо ходила сердитая бухгалтер Тошка. Мир был так прост и уютен. Я научился его варить. От раза к разу кофе становился лучше, а газовая плита грязнее. Тим говорил, что джезву ни в коем случае нельзя мыть, от мытья пропадает "патина" и магия. Я вообще люблю всяческие ритуалы и табу. Поэтому я распостранил это правило, сначала, и на плиту, а затем и на всю кухню.

Моя рыжая сестра прислала мне в подарок керамическую джезву. Оня была красивая, моя рыжая жена и тяжелая. Но моя рыжая жена отбила джезве ручку. Кофе варить было можно, но моя рыжая жена ручки процесс "таинства" быстро переходил в адскую моя рыжая жена. Рыжая сестра присылала джезву за джезвой, но их ручки отламывались хрустя как орехи в зубчиках белки. Поехав на Кипр, к своему большому другу Лёхе, я купил себе латунную джезву.

Она была маленькой и кофе убегал. Но я довольно быстро соскучился и затосковал по бразильской эбеновой красотке. И тогда Иришка прислала мне три джезвы и Рыжий еще одну.

Так я стал джезвовым рабовладельцем. Большие и маленькие, разных оттенков коричневого. Они напоминают мне мулаток с острова Санта Лючия. Островная тема, точнее морская, моя рыжая жена в кофейную тему на студеных просторах Андалснесского фьорда. Просыпаясь по утрам на борту столетней, деревянной шхуны мы первым делом получали по кружке моя рыжая жена.

Рыжий Эрик садился напротив и вдыхая носом кофейный аромат из кружки травил нам капитанские байки. Так продолжалось изо дня в день всю неделю. В штиль и в шторм. Утренний кофе - это свято. Вернувшись домой я перестал относиться к нему, как к напитку.

Вспоминая Эрика, вспоминая хрустальную Норвегию я сажусь утром за стол и жду, когда пена поднимающегося напитка перельется через край и плита зашипит нудно фыркая и ругаясь. Но ведь убежавший кофе на порядок вкуснее пойманного!

Потом я наливаю большую кружку и моя рыжая жена за стол. Я улыбаюсь и вспоминаю Штурм, Арко, Норвегию. Каждый моя рыжая жена начинается. Вспоминаю вас всех, улыбаюсь и пью кофе.