Девчушка дала сразу двум лицедеям

В то же время в центре Москвы, в подземном помещении контрразведотдела Здание располагается на правом берегу реки. Семнадцать этажей над землей - это собственно ВПРУ. Днем оно сверкает зеркальной облицовкой, ночью эта облицовка каким-то замысловатым образом поглощает свет улиц и напоминает прямоугольной формы Черную дыру, открывшуюся в пространстве на мирной площади города. Название этой площади - Хранителей. При появлении подполковника Лоры Лаунгвальд низшие чины вытянулись в струнку и отдали честь, касаясь пальцами сдвинутого на правое ухо берета.

Руководитель московского филиала Управления, она же начальница специального отдела, Лора Лаунгвальд шла в сопровождении капитанов Полины Буш-Яновской и Стефании Каприччо.

В зале, середину которого занимал так называемый "зеркальный ящик" - помещение страшное даже для тех, кто находился снаружи, не говоря уже о вынужденных быть внутри - находились оператор Главного Компьютера и лейтенант местной контрразведки. Лаунгвальд вставила в зрачок линзу и скользнула пальцами по встроенному в браслет матовому экрану, на котором тотчас высветились кнопки управления.

Отсмотрев нужную информацию, подполковник повернулась к рыжеволосой Буш-Яновской, которая была одета, по традиции спецотделовцев, в гражданское. На лице Буш-Яновской не дернулась ни единая мышца, и, несмотря на это, Лаунгвальд с удовлетворением отметила, что ее распоряжение задело подчиненную.

Да и не могло не задеть, ибо Полина Буш-Яновская была давней подругой арестованной Паллады. Затем, в случае неудачи, вы можете применять эти Стефания Каприччо молча кивнула. Капитан контрразведотдела Нью-Йорка прибыла в Москву полтора часа назад именно Девчушка дала сразу двум лицедеям целью провести допрос Паллады, уволенной из рядов спецотдела за должностные правонарушения и подозреваемой в связях с некой террористической организацией. Именно о ней, о Стефании, говорила Алану Палладасу "черная эльфийка" Джоконда всего каких-то две недели.

Внутренность "зеркального ящика" осветилась. Сверху опустился цилиндр лифта и, щурясь, из плавно разъехавшихся дверей вышла молодая женщина. Буш-Яновская смотрела на нее исподлобья. Арестованная была высокой, однако рядом с конвоирами выглядела как девочка-подросток.

Темноволосая, с короткой стрижкой, голубоглазая. И очень похожая на своего шуткаря-папашу Лаунгвальд вся ушла в созерцание того, как пленницу приковывали наручником к столу. Буш-Яновская догадывалась, какие чувства сейчас испытывает шеф.

С заступлением на должность Лоры Лаунгвальд жизнь московского Управления сильно изменилась. Более всего доставалось Фаине Палладе, к которой у подполковника развилась сильнейшая личная неприязнь. Именно личная, Полина знала об этом прекрасно, ибо нареканий по службе офицер уровня, подготовки и способностей Фаины иметь не.

Не подстрой Лаунгвальд увольнение, то вполне вероятно, что сейчас Паллада значительно продвинулась бы по служебной лестнице Американка Стефания едва заметно кивнула Полине. Через час Лаунгвальд должна быть на совещании, после которого ее ждет самолет в Париж. Внезапная служебная командировка - это естественный рабочий момент в жизни каждого управленца.

Только не была эта командировка внезапной. Полина шагнула в раскрывшиеся двери. Это должно было выглядеть внушительно для внутреннего наблюдателя: Даже по воде идут круги, если в нее падает камень.

Здесь же для человека стороннего все походило на пугающее колдовство. Однако назвать Фанни "человеком сторонним" было. По спине Буш-Яновской прошел холодок: К тому же установки охлаждали здесь воздух настолько, что еще чуть-чуть - и можно будет увидеть пар от дыхания. Арестованная же сидела на металлическом стуле в тонких летних брюках и маечке без рукавов.

На ее руках заметно проступила "гусиная кожа", тонкие темные волоски стали дыбом, губы побледнели. Капитан и арестованная некоторое время смотрели друг на друга. Наконец прикованная к столу кивнула и опустила. Буш-Яновская прошла на место, предназначенное для ведущего допрос офицера. Она выложила папку, извлекла из нее несколько листков. Паллада оторвалась от созерцания своего наручника и поглядела на подругу.

Та стискивала челюсти настолько, что это было заметно даже стороннему наблюдателю - о мужчинах в таком случае принято говорить, что у них катаются желваки. Я имею в виду, ты вменяема? Или сделала вид, что удивилась. Наблюдавшая за ними, Лора Лаунгвальд сузила глаза и взглянула на часы. Лаунгвальд взглянула на нее через плечо. В глазах подполковника американка прочла нескрываемое презрение. У служащих различных ведомств и уж тем более, разных стран Девчушка дала сразу двум лицедеям всегда были натянутыми.

Спецотдел и контрразведка мирно не сосуществовали никогда Девчушка дала сразу двум лицедеям и так повелось с незапамятных времен. Истоков неприязни уже никто и не помнил. Теперь ситуация осложнилась еще тем, что в вотчину ревностной служаки Лаунгвальд вторгся агент враждебного отдела, да еще из Нью-Йорка. А уж истоки этой неприязни насчитывали более тысячи лет, еще с довоенной эпохи.

Отчасти из-за того, что политическое поведение западного правительства спровоцировало Завершающую Изменилась обстановка, однако то, что вживлено в людей почти на генетическом уровне, трудно вытравить в течение всего-то тысячи лет.

Открытие Космоса и гиперпространственных тоннелей не отменяло извечного разделения Земли на страны и даже сектора. Тем временем Полина обстоятельно зачитывала арестованной ее права и предупреждала о всевозможных ответственностях в случае некорректного поведения. И делала она это настолько тщательно, что у подполковника начало складываться впечатление, будто капитан пытается тянуть время. Однако Устав запрещал кому бы то ни было, Девчушка дала сразу двум лицедеям старшему по чину, прерывать офицера, ведущего допрос, если тот не допускал никаких нарушений.

А нарушений Полина не допускала. Я убедительно прошу вас отвечать четче и громче. Стефания Каприччо за стеклом осталась невозмутима, а вот лицо подполковника Лаунгвальд потемнело от гнева. Казенный язык Уставом приветствовался. И здесь Лаунгвальд не могла придраться к оговоркам своего исполнителя, хотя эти, по сути - лишние, фразы и растягивали время допроса. О чем вы разговаривали с ним в день вашей последней встречи?

Он, как обычно, заперся в своем кабинете, а на следующий день уехал. Он вам не сообщил? Ну, будь у меня на сей счет какие-либо соображения? Что вы знаете о деятельности некой организации под названием "Подсолнух"? На губах арестованной мелькнула улыбка: После того, как вы пропустили мои Девчушка дала сразу двум лицедеям через эту вашу сраную мясорубку?

Просто я могу отвечать лишь на те вопросы, ответы на которые мне известны, - столь же категорично отчеканила Девчушка дала сразу двум лицедеям и ухмыльнулась. Если нет, вы не имеете права меня задерживать более трех часов. А я могу потребовать какого-нибудь адвоката, ворюгу-пройдоху, как они все! Несмотря на блокировку памяти в ней осталось много от прежнего управленца специальности "провокатор" Зеркало снова разъехалось и поглотило капитана. Фанни задумчиво уставилась на "браслет", вяло утирая Девчушка дала сразу двум лицедеям под носом.

Покинув "зеркальный ящик", замерзшая Буш-Яновская первым делом обратилась к блондинке-лейтенанту: Пока лейтенант занималась аппаратурой, капитаны и подполковник отошли в сторону. Прежде чем заговорить, Лаунгвальд пожевала узкие губы: Подробности отчета - в мой архив. Двери бесшумно разъезжались перед нею и тут же смыкались.

Может и не выдержать, знаете ли Это было распоряжение вашего шефа - опустить температуру до возможного минимума Мы ничего не могли поделать. Девчушка дала сразу двум лицедеям кивнула и отправилась в "зеркальный ящик".

Я пытаюсь ухватиться хоть за какую-то мысль - одну, вторую - сложить из них подобие "соломинки" и выкарабкаться из водоворота безумия. Забываю все, о чем думалось мгновение. Это усиливает мой ужас. Соломинка рассыпается на множество бессвязных мыслей, но я уже не в мальстреме Но эта вежливость дорогого стоила.

Она представилась при входе, и по спине у меня побежала ледяная струйка пота. В каждом ее движении, в каждом Девчушка дала сразу двум лицедеям, не говоря уже о взгляде и походке, сквозило что-то ужасное, неосознаваемо-ужасное. Так наши древние предки, вероятно, столбенели, встречаясь без оружия Девчушка дала сразу двум лицедеям диким хищником. Я не буду передавать наш с ней недолгий разговор: Они важны лишь для стенографа.